Антибиотики и чистота

Антибиотики и чистота

Слабость законодательной работы (включая подзаконные ведомственные акты) — не новость. Новость, что не успели СМИ и общественность всерьез обсудить проект Стратегии инновационного развития 2020 от МЭР, как думцы внесли проект закона «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации». Эта шестерка получилась столь козырной, что по совокупности недостатков легко побьет и туза слабой и спорной Стратегии.

Источник беды: авторы инновационным (возможно, и иным) предпринимательством и НИОКР не занимались, трудов по этим вопросам не изучали, специального исследования инновационной деятельности перед тем, как писать законопроект, не проводили. Представления о предмете почерпнули, видимо, из СМИ и/или рассказов знакомых. (Увы, большинство концепций, стратегий и т.п. документов сочиняют у нас на коленке и общем развитии). Дела не знают.

Не имея необходимых сведений по вопросу, предались попыткам инновационную деятельность определить, от чего давно в мире отказались. (Ссылок на «Руководство Осло» не предлагать: сочинено европейскими бюрократами и их приживалами-«учеными» для чисто бюрократических целей). Без определения замысел законопроекта (решить вопрос, «дав денег», непосредственно или в виде льготы) неосуществим: как узнать, кого поддерживать? Обнаружили, что подходящего определения не имеется, и придумать не получается: «Авторы проекта не ставили цель выработать универсальные определения (понятия), которые могли бы использоваться при регулировании всего комплекса разнородных по своей правовой природе отношений по поводу инноваций, да это и, вряд ли, возможно» [из пояснительной записки]. И решили попросту: «под инновационной деятельностью понимаются действия…, направленных на создание и (или) практическое применение результатов научной и (или) научно-технической деятельности (инноваций) при производстве товаров, работ и услуг (инновационной продукции) по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники Российской Федерации».

Иными словами, инновационная деятельность по направлениям, о которых правительству пока ничего неизвестно — а ясно ведь, именно там будут созданы самые «прорывные» инновации — поддержкой РФ пользоваться не должны. Разумеется, при избранном подходе иначе и невозможно: мыслимо ли разрешить ведомствам раздачу бюджетных денег по принципу «пойди, не знаю куда, принеси, не знаю что» (главный принцип инновационного поиска)? И вместо того, чтобы, убоявшись достойных плодов злонравия, отказаться от порочного в основе замысла, законодатель в основание господдержки законом закрепляет научно-техническое отставание. Браво!

Разбирать нелепости законопроекта — пустое, если замысел ошибочен. А он ошибочен, потому что мысль авторов на деле не поднимается выше помянутой раздачи денег. Похоже, единственная действительная цель законопроекта — создание Федерального инновационного фонда России. Хотя подлинные трудности инновационной деятельности совершенно в ином. А именно:

— решительная недостаточность государственной политики по развитию науки и естественно-технического образования (финансирование надо бы раз в пять поднять);

— недостаточное внимание к обороне и к развитию оборонных НИОКР (основному источнику всякого рода прикладных технических идей и проектов) и намерение, вполне в маниловском духе, развивать инновационный сектор в отрыве от них;

— отсутствие конкуренции для крупных и крупнейших компаний страны (отсутствие экономического принуждения к инновациям), независимо от формы собственности;

— удушающий и вымораживающий все живое «заполярный» инвестиционный климат, с многочисленными и высокими административными барьерами для предпринимательства, порождающими невыносимые по тяжести транзакционные издержки.

Справедливости ради, первые три вопроса одним законом не решить. Да и административные барьеры в законопроекте упоминаются, и многие разумные меры предлагаются — но в совершенно недееспособном и недостаточном виде. Например: «минимальные затраты и короткие сроки при совершении таможенных процедур в отношении субъектов инновационной деятельности». Верно! Однако почему дело касается только таможни и только инноваций? «Минимальные затраты и короткие сроки» — императив всех без исключения взаимодействий государства и предпринимателя.

На днях случилось говорить об административных барьерах на представительном собрании, обсуждавшем интереснейший текст о политическом будущем страны. От глубоко уважаемого мной руководителя авторского коллектива в ответ услышал: проблема не в барьерах, а в том, что они выражают интересы определенных теневых групп, кланов, центров влияния — и не поняв, как победить последних, не добиться, чтобы не возрождались постоянно сами барьеры. С сомнением высказался и один из самых глубоко мыслящих законодателей страны: снизили число проверок предприятий, уменьшили число разрешаемых видов деятельности — и тут же появились случаи отравлений негодными пищевыми товарами, например. С обоими — полностью согласен.

Однако! Незадействованных законодателем и необходимых независимо от существования зловредных кланов общеполезных мер, применительно к бюрократизму, немало. Вот несколько для начала. Запретить законы непрямого действия (чтобы не искажали подзаконными решениями замысел законодателя). Государственные процедуры выполнять за время, не превышающее самое короткое время подобных процедур в мире. В срок ответ не представлен — считать по умолчанию положительным. (Пример: малое предприятие за 20 минут не зарегистрировано, как в США — считать законно существующим; совершено в итоге преступление — судить затянувшего решение чиновника наряду с преступником). Общение с госорганами — через почту или Интернет. Законом запретить очереди (за малейшую — увольнение виновника и штраф на начальника). Отменить нотариальное заверение документов (сам чиновник может заверять копии, под его ответственность), уставы и т.п. чушь для предприятий (защита акционеров исключительно законом). Установить предельный уровень налогов, включив в него транзакционные издержки на исчисление и уплату налогов и выполнение всех прочих требований государства. По совокупности налоги выше — законно недоплачивать. Введено новое требование без отмены старого — законно недоплачивать налоги на сумму превышения нормы транзакционных издержек. Зря арестованы счета — убытки за счет виновного чиновника и бюджета (обязательно обоих). Ошибочно начислили налог и вынуждают идти в налоговую объясняться — из кармана допустившего ошибку оплатить предприятию/гражданину время и нервы. Читатели список антибюрократических мер легко пополнят, к чему призываю не без задней мысли: намерен предложения подобного рода продвигать в законодательство. А обобщая сказаное, государство и лично чиновники должны нести справедливую долю рисков, которые теперь все целиком лежат на предпринимателях. (Понимаю, что в один миг невозможно бюрократическую машину перевернуть: дать год на полную перестройку, не справились — в отставку).

Медицина разрабатывает особые способы лечения болезней. Против инфекционных одно из лучших средств — антибиотики. Однако с изобретением антибиотиков не отказались от требования обычной чистоты и простейших мер личной зашиты (как известно, лучше всего «Боржоми» помогает от СПИДа не «до», и не «после», а «вместо»). И только они, как ни удивительно, продолжают оставаться самым верным средством против эпидемий — хотя и не способны вылечить уже заболевшего. Так и антибиотики никто не отменял.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: